Турнирная таблица


Турнир:

Юность в сапогах. Большое интервью Юрия Ковалева

12.10.2018 | Категория: Новости, Сборные
Юность в сапогах. Большое интервью Юрия Ковалева

Полузащитник национальной сборной подробно рассказывает о жизни, карьере и о себе.

В солигорском “Шахтере” Юрий КОВАЛЕВ уже шестой сезон. С каждым годом он получал все больше игрового времени — и теперь в составе горняков незаменим, имея третий после Лаптева и Бакая показатель в чемпионате по системе “гол + пас” (3+5). Тогда как в сборной Беларуси у 25-летнего флангового полузащитника, по большому счету, все только начинается. В команде Игоря Криушенко он провел восемь матчей и забил один мяч — в сентябре в ворота гостей из Сан-Марино. В сравнении с другими нашими сборниками Ковалев, пожалуй, самый нераскрученный игрок. И мы торопимся восполнить этот пробел, напросившись на беседу и не услышав возражений.

— Про сборную и “Шахтер” мы непременно поговорим, но чуть позже. Есть в твоей биографии любопытная глава — Суворовское училище. Как туда занесло?

— Я учился в седьмом классе и заодно тренировался в могилевском УОРе. Предложили перебраться в Минск — здесь возможностей все-таки больше. Нас привезли в Стайки. Парней отбирали из всех областей, в несколько этапов. После сборов сказали: “Езжай домой, мы позвоним”. Ну а “позвоним” — это у нас известно что. Однако через пару месяцев узнал, что отбор я прошел.

— Удивлению не было предела?

— Еще бы! Собрал вещи и приехал. Правда, отец переживал, что ребенка в четырнадцать лет в армию забирают.

— Прямо-таки в армию?

— Ну да. При училище сделали футбольный спецкласс. В роте — четыре взвода. Три из них — это ребята военные, еще один — спортсмены. Однако для нас никаких поблажек. Самая настоящая армия! Подъем — в семь утра. Одевались, конечно, не под горящую спичку, но подгоняли — на кровати не поваляешься. Пробежка с голым торсом. Затем шли на завтрак. Питание было одинаковым для всех. Утром — каша перловая, сосиски, кружка чая и батон с небольшим кубиком масла. “Взвод, закончить прием пищи!” Потом два урока — и на тренировку. После нее — еще два-три часа занятий. Пообедали — и на вторую тренировку. По возвращении доделывали домашнее задание, у кого хватало сил. Вечерняя поверка — и отбой.

— Обмундирование, как и положено, военное?

— А то! Носили его постоянно. Разве что на тренировки не надевали. Камуфляж, красные погоны с аббревиатурой СВУ, подшивка, шеврончики — это повседневная одежда. А была еще парадная — черная, с красными лампасами на брюках. Ее офицеры всегда проверяли — на построении перед уходом в увольнение. Но мы эту амуницию не любили носить. Стеснялись ее. Идешь по улице — все на тебя смотрят, чуть ли не пальцем тыкают: “О, суворовец!” Так мы заходили в Троицкое предместье и сразу же переодевались. “Сменка” была с собой в рюкзаке. Накинул — и домой.

— Сколько пробыл в училище?

— Четыре года — до выпуска. С восьмого по одиннадцатый класс.

— Это ж самое шебутное время.

— Да. Хочется веселиться и гулять. А у нас — дисциплина, дисциплина и еще раз дисциплина. Ты постоянно под контролем. Под присмотром офицеров.

— Ну хоть убегали?

— Через забор — в магазин. “Сникерс” купить, жвачку. Денег-то особо не было.

— Ловили часто?

— Однажды парня поймали. Но отделался легко. Поругали. И домой в увольнение не отпустили. Нас, кстати, даже за плохие оценки не отпускали. Если схлопотал двойку, то должен закрыть ее как минимум шестеркой, чтобы средний балл нормальный вырисовывался. Я однажды учебу запустил настолько, что домой пару месяцев выбраться не мог. А так, отпускали на воскресенье — если игра, скажем, в субботу.

— Кажется, проект был затеян с прицелом на формирование юношеской сборной?

— Точно. Наша команда “Суворовец”, составленная из ребят 1993 года рождения, выступала на “лицензировании”. Работали под руководством тренеров, которые как раз и возглавляли сборные нашего возраста. Петр Петрович Василевский — царствие ему небесное, Юрий Иванович Малеев, Юрий Алексеевич Хомко. Мы и парни из РУОРа — костяк команды. От U-15 и так далее.

— Кто из одноклассников сейчас на слуху?

— Шрамченко играет в “Гомеле”, Елезаренко — в минском “Торпедо”, Рыбаков — в “Белшине”, Ходенков — в “Нафтане”, Челядко — в “Славии”.

— Как тебя забрали в “Шахтер”?

— До этого не подошел БАТЭ — жутко расстроился. А затем Хомко сказал, мол, есть возможность поехать на просмотр в Солигорск. Работал там с дублем, поскольку основа была на сборах в Турции. Наставнику резервного состава Игорю Васильевичу Горелову приглянулся. Правда, нужен был вердикт Эдуарда Васильевича Малофеева. А тот сказал: “У меня в дубле такие же игроки!” Я снова сильно огорчился. Уехал домой и подумывал перейти в “Днепр”. Но вскоре выяснилось, что у Малофеева проблемы со здоровьем и у “Шахтера” будет новый тренер. Раздался звонок от того же Горелова: “Приезжай”. Вот, собственно, и вся история.

— Ты уже старожил команды. Почему у вас не клеится все эти годы в еврокубках?

— Какой-то злой рок преследует в Лиге Европы. Вроде в чемпионате все неплохо складывается, а здесь такое... Может, боязнь соперников или еще что. Но если взять нынешний сезон, то “Лех” — хорошая команда. А уступили ей только в овертайме. Самое обидное поражение — в 2013-м от “Милсами”. Соперник был так себе, но проиграли в серии пенальти.

— А как же матчи с “Судувой” в прошлом году?

— Пропустили в Литве на 90-й минуте с углового. А ведь после этого судья еще и не засчитал наш гол, хотя повтор показал, что мяч пересек линию. Конечно, тоже обидно было. Хотя “Судува” оказалась не такой простой. Тогда вышла в раунд плей-офф, обыграв по пути швейцарский “Сьон”.

— В этом чемпионате с кем труднее всего приходилось соперничать на твоей бровке?

— Недавно с минским “Динамо” играли. Наваловский понравился — быстрый, неуступчивый парень. А вот в матче с БАТЭ Филипович не показался таким уж сильным защитником. Против Макса Володько куда тяжелее играть.

— Планы на остаток сезона? Удержать бы серебро?

— Все полагают, что не стоит смотреть в таблицу. И обращать внимание на то, с кем играют конкуренты. Вот сегодня конкретный матч — его и нужно выиграть. А потом очки и посчитаем.

— Какая в “Шахтере” система штрафов? Опоздание, лишний вес, нарушение режима?

— Пока у нас ничего такого не было. Есть штраф за необоснованные предупреждения. Например, за разговоры с судьей. Договорились об этом на собрании после одного из матчей, в котором кто-то как раз и получил такую карточку.

— И кто первым выплатил штраф?

— Серега Матвейчик. В игре с минским “Торпедо” откинул мяч после свистка. А карточка оказалась четвертой, поэтому пропускал следующую встречу — с минским “Динамо”. Правда, какой именно штраф, не знаю.

— Как охарактеризовал бы Сергея Ташуева в быту и на тренировках?

— В первую очередь требовательный. Справедливый. Ну а так, хороший тренер. Нам нравится.

— Расскажи про помощников Ташуева. Чирва, Молчанов, Сасси — какие у них обязанности?

— Вячеслав Анатольевич Молчанов проводит все разминки — и перед матчами, и на тренировках. Борис Григорьевич Чирва ставит технику обращения с мячом. И отрабатывает наши действия на “стандартах”. В общем, специализируется на теории. Адель Сасси тоже помогает Ташуеву — больше как переводчик. Все объясняет нашим легионерам. Четыре языка знает: кроме русского, английский, французский и арабский. Сам же из Туниса. Ну и настроение в команде поддерживает — шутит со всеми подряд.

— А кто разминает запасных во время матчей?

— Даже и не знаю. Как-то не обращал внимания. Я же на замену в этом чемпионате еще не выходил. Всегда — “в старте”.

— На какой язык с русского Сасси переводит вашим иностранцам?

— На английский. И Бакаю, и Шимуновичу, и Сибомане с Джексоном. А Сзоке понимает русский и хорошо на нем разговаривает. Он же до переезда к нам два года в Казахстане играл — в “Шахтере” из Караганды. Остаются россиянин Козлов и молдаванин Николаеску.

— У кого с русским совсем туго?

— У Джексона. Наш язык вообще не понимает. Только “привет- пока”.

— Каньяс уехал по-английски? Или видели, что собирает вещички?

— Просто уехал, и все. Был человек, и нет. Ребята говорят, что сильно заскучал по семье.

— Николаеску — игрок сборной Молдовы, уступившей в Лиге наций команде Люксембурга 0:4. Просил у него совета, как победить ближайшего соперника?

— Не доводилось. Эту тему особо не обсуждаем. Разве что подначиваем друг друга: “Мы вас победим”. — “Нет, мы вас”.

— Сентябрьская ничья в Кишиневе — как можно назвать такой результат одним словом?

— Ох-х… Надо учитывать многие факторы. Во-первых, играли на выезде. Во-вторых, Молдова соперник не из слабых. Парни выступают в Италии, Турции, России. А 0:4 от Люксембурга — считаю, не показатель. В-третьих, мы чуть не пропустили на 90-й минуте, когда форвард вышел один на один с Черником. Спасибо Сереге, который нас выручил. Тогда, кстати, был офсайд, но боковой его не зафиксировал. Так что если коротко, то назову тот результат 0:0 приемлемым.

— Есть понимание, как победить Молдову дома?

— Сначала надо с Люксембургом сыграть. Все понимают, что это решающий матч в группе. Поэтому сейчас все мысли о ближайшей встрече. А уже потом будем и о поединке с Молдовой думать.

— Кто фаворит в сражении со сборной Люксембурга?

— Полагаю, его нет. Команда соперников и наша примерно одинаковы по уровню. Кто фаворит, будет видно только на поле.

— Чем силен оппонент?

— Командными действиями, контратаками, организацией игры.

— За счет чего постараетесь победить?

— За счет той же организации игры. Грамотных действий в атаке. Сильных флангов. И квалифицированных исполнителей. Они у нас точно не хуже, чем у Люксембурга. Надеюсь, все сложится хорошо.

— Интересный турнир — Лига наций?

— Для нас — да. Здесь есть интрига. Ну и, конечно, возможность попасть на топ-турнир.

— Сколько болельщиков должно явиться на футбол в Минске, чтобы явка вас не обидела?

— По-видимому, придет примерно столько же, как и на матч с Сан-Марино — около тринадцати тысяч. Ажиотажа, пожалуй, не будет. Наверное, не ту игру показываем, которая зрителей привлекает. Что поделать: другого футбола у нас нет. Ну а чтобы собрался аншлаг, надо, вероятно, чтобы мы для начала на чемпионат Европы вышли. А при полных трибунах, конечно, играть одно удовольствие. Как было у меня в составе сборной на “Стад де Франс”. Помню, в еврокубках в Эйндховене на матч с ПСВ пятнадцать тысяч пришло. В августе в Познани на встречу с “Лехом” — столько же. Отличная поддержка!

— Светодиодная реклама на стадионе “Динамо” постоянно меняет яркость. Это отвлекает?

— Ничуть. Мне, наоборот, нравится. Это придает арене европейский стиль и современный антураж. Так играть еще приятнее.

— Как коротаете досуг в отеле “Робинсон Клаб” на берегу Минского моря? Рыбалка, грибы?

— Ничего такого. Это на базе “Шахтера” частенько на рыбалку ездили. Она в лесу, рядом — водоем. Там даже раков ловили. Потом варили и ели. Выбирались вместе с Кириллом Вергейчиком и Сергеем Козекой. Наши самые заядлые рыбаки. Сейчас в команде таких нет.

— И как проводишь досуг в Солигорске теперь?

— Все время с семьей — женой и ребенком. Снимаем в городе квартиру.

— Как поживают твои родные Белыничи?

— Был там как раз в воскресенье — после игры в Гомеле. Заехал к родителям, отвез к ним семью на недельку, пока сам в сборной. И сразу воспоминания о детстве нахлынули. Проезжаешь мимо стадиона — тут же ностальгия. Кстати, школа и спортзал, где тренировались зимой, находятся в одном конце города, а мой дом — в другом. Сейчас на машине специально засек — три километра пути. А ездить автобусом на учебу к восьми утра, как и возвращаться, не получалось из-за неудобного расписания транспорта. Поэтому туда и обратно — пешком. Причем зимой на тренировку в зал — тоже. В итоге каждый день наматывал по двенадцать километров. Нелегко, конечно. Но ни одной тренировки не пропустил — так любил футбол. Ну и сейчас, понятно, люблю. Хорошо хоть стадион не так далеко от дома — всего триста метров.

— В городе с футболом, похоже, худо?

— Да уж, совсем грустно. Все вымерло. Дети тренироваться перестали, никто не ходит. Разве что парни постарше сами собираются. А мы занимались в молодежном многопрофильном центре, поскольку отделения футбола в ДЮСШ не было. Вот есть кружок по вышиванию — так и у нас. Как факультатив. Тренировал Сергей Алексеевич Зайковский. Из Белыничей родом Саша Павлов, Паша Пласконный, Саша Селява. Есть еще Саша Клещенок, который в первой лиге играет. А футбола в городе совсем не стало. Да и спорта вообще. Все плачевно в регионах. Был ведь у нас еще женский гандбол. Команда “Друть” спонсирование хорошее имела, в еврокубках выступала, но тоже пропала. Будущая жена, кстати, играла в “Друти”. Но потом со мной начала встречаться — и на этом ее гандбол закончился.

Егор БАЧИЛО, "Прессбол"